Літературний дайджест

Пять польских писателей, которых нужно знать

Ни слова о пани Хмелевской!

(Пять польских писателей, которых нужно знать)

Сегодня у нас пять польских писателей. С вашего разрешения мы не будем сегодня рассказывать ни о  Станиславе Леме, ни о пани Иоанне Хмелевской, ни об Анджее Сапковском. Вы их слишком хорошо знаете. Вдруг, чего доброго, увидите их имена в списке, скажете “ну да, ну да”, да и не станете смотреть, кто там есть еще. А это было бы обидно. Тем более, что это известные на весь мир имена, переведенные на много языков. Хотя с русским им (то есть, нам) могло бы, конечно, повезти больше.

***

Павел Хюлле (1957)

Павел Хюлле

Павел Хюлле

Что, если вы родились и живете в Гданьске, занимаетесь журналистикой, пишете сценарии, да к тому же преподаете философию в Медицинской Академии? Сначала у вас появится желание беседовать с мыслителями прошлого. Потом вам так непреодолимо захочется продолжить мысль, показавшуюся верной, что статьями и даже сценариями вы обойтись не сможете. Рано или поздно вы напишете роман. Это просто неизбежно при таких обстоятельствах. Местом событий непременно будет ваш родной город. Обыденные события станут символами. События  будут с одной стороны магическими, с другой — реалистическими, каждый ваш сюжет пропитается элементами детектива или шпионского романа, и в каждом обязательно будут макабрические истории в духе английского черного юмора.

Мужчина в форме вытирал со лба пот, тупо смотрел на нас взглядом замученного животного и то и дело грозил пальцем, бормоча под нос невнятные проклятия. Директор, расслабив узел галстука, барабанил пальцами по черной поверхности стола, а учитель естествознания М-ский входил каждую минуту, справляясь о ходе следствия .”

(“Вайзер Давидек”)

Тучный добрейший старик поначалу не мог понять простой идеи обучения на Востоке, а когда Ганс Касторп разъяснил ее, так сказать, философски, применив простой метод аналогий, дядюшка поднялся с дивана и, расхаживая взад-вперед по гостиной, произнес нечто вроде политической речи . ”

(“Касторп”)

Некоторые книги:

“Вайзер Давидек” (1987, экранизирован в 2001)

“Мерседец-Бенц” (2001)

“Касторп” (2004)

“Тайная вечеря” (2007)

***

Ежи Брошкевич (1922-1993)

Ежи Брошкевич

Ежи Брошкевич

Когда писателю Ежи Брошкевичу было лет восемнадцать, и он еще не был писателем, а был просто молодым человеком, недавно закончившим школу и поступившим в Музыкальную академию во Львове, началась война. В оккупированном немецами городе он… мы точно не знаем, хорошим ли делом будет сообщать подробности об этом периоде его жизни. Назовем это помощью в исследованиях в Институте тифа и вирусов, которым руководил польский биолог Рудольф Вайгль (это он создал первую эффективную вакцину против тифа). Потом стал журналистом в Кракове. Первой его книгой была повесть о днях, проведенных в еврейском гетто. Она называлась“Ожидание” и получила премию Краковского округа. Потом была книга о жизни Шопена “Образ любви” и некоторые другие. Написав достаточное количество фельетонов, повестей, пьес для телевидения и радио и разных эссе, автор почувствовал себя детским писателем. Вы замечали, между прочим, что люди с тяжелым прошлым как-то особенно умеют писать смешно? Детские и юношеские повести Ежи Брошкевича перевели на два десятка языков и продолжают продавать по сей день, и, в целом, ничего удивительного, что в России он известен именно как детский писатель.

В ярком свете солнца автомобиль выглядел совсем жалким и немощным.

— А все-таки это не инвалид, — вдруг сказал Горошек. — Это доблестный ветеран!”

(«Одно другого интересней»)

“Но вот смеялся Ион так, что это, по мнению его собственных родителей, точнее всего походило на «смех охрипшей кукушки» (хотя, как смеётся кукушка, да  ещё охрипшая, никто не знал) .”

(“Трое с десятой тысячи”).

Некоторые книги:

“Одно другого интересней” (1960, экранизирована)

“Трое с десятой тысячи” (1962)

“Тайна заброшенной часовни” (1973)

***

Януш Вишневский (1954)

Януш Вишневский

Януш Вишневский

Бывший моряк. Доктор информатики и химических наук, занимается молекулярной биологией — удивительное логичное сочетание для того, кто выбрал главными вопросами устройство души. Состав жизни человека, алгоритмы его чувств и молекулы эмоций. Можно не любить “Одиночество в сети” или “Мартину”, и так прямо и заявить, и потом продолжать  не любить — в сущности, это все очень  обыденно,  — все  эти духи, и эти газеты, и вокзалы, и кофе, и утренние мысли одиноких людей. Всех этих мужчин и женщин, в которых нет ничего особенного, они такие же, как и тысячи, миллионы других, — пока не спохватишься, что с момента, как начал “не любить” прошло что-то много времени, и до конца книги осталось не так уж и много.

Так, например, он подарил мне маленькую красную резиновую грелку в форме сердца.  ”

(“Одиночество в сети”)

Потом он сел с матерью в машину, и они поехали искать для нее место в доме престарелых… Эльфрида очень старалась, чтобы он не заметил, что она плачет. Он — еще старательнее — делал вид, что не замечает .”

Я тоже феминист, но ни один водитель такси ни в одном польском городе никогда обо мне не слышал . ”

(“Молекулы эмоций”)

Некоторые книги:

“Одиночество в сети” (2001)

“Одиночество в сети 15 минут спустя”

“Мартина” (2003)

“Молекулы эмоций” (2008)

“Бикини” (2009)

“Неодолимое желание близости” (2011)

“Приток крови” (2012)

***

Ежи Сосновский (1962)

Ежи Сосновский

Ежи Сосновский

Учитель родного языка — особенная профессия. А чем может заниматься учитель польского, если он при этом еще и журналист, и писатель? А если он при этом перепробовал множество профессий — от литературного критика до научного сотрудника в Варшавском Университете? Такой масштабный жизненный опыт — превосходная вещь. Он очень годится, чтобы писать отличные рассказы ужасов в жанре ночного кошмара.

Но стоило мне узнать, что в рамках практических занятий она взяла домой маленького крокодильчика, я впал в панику .”

(“Все для Баси”, сб. “Ночной маршрут”).

Я зажал рот, но язык напирал, протискивался между зубами, душил меня, я вынужден был уступить, и из меня понеслось дальше: «Любимый, муж сегодня вечером отвозит проект, его не будет около двух часов. Я могу прийти к тебе, если хочешь. Дай мне знать. Твоя навсегда Эва ».”

(“Сосед”, сб. “Ночной маршрут”).

Некоторые книги:

“Ночной маршрут” (2005)

“Апокриф Аглаи” (2004)

***

Малгожата Мусерович (1945)

Малгожата Мусерович

Малгожата Мусерович

Фельетонистка, писательница, иллюстратор, дизайнер детской одежды. Любит книги, белок и предпочитает всем видам транспорта велосипед. Такие люди незаменимы, чтобы писать смешные, хулиганские, но при этом абсолютно серьезные повести для детей лет этак от от четырнадцати. Нет в жизни справедливости: нам с вами светит пока не особенно много, потому что на русский переведена пока всего одна повесть — “Целестина, или Шестое чувство”, написанная в 1980 году.

Десятого декабря 1975 года, как обычно, в разных точках земного шара часы показывали разное время .”

Горело отлично. От денатурата пламя стало вроде бы голубое. А когда занялась занавеска, приобрело изумительный желтый оттенок. Бобик долго еще наслаждался бы этой феерией красок, но он был умный ребенок и знал, что пожары начинаются именно с занавесок. ”

“— Уж не будем говорить про икры, — вслух произнесла Целестина, продолжая разглядывать себя в зеркале. — Чересчур толсты. Чересчур толсты, гораздо толще, чем нужно .”

(«Целестина, или Шестое чувство»)



коментувати
зберегти в закладках
роздрукувати
використати у блогах та форумах
повідомити друга
Книги від Bookzone

Коментарі  

comments powered by Disqus


Партнери