Електронна бібліотека/Есе

Спорудження залізничної станції (1931)Дебора Фогель
«Акація квітне» (1932)Дебора Фогель
Квіткові з азаліямиДебора Фогель
ПубліцистикаДебора Фогель
Мавка і БерсеркГанна Заворотна
Втеча до морокуІгор Скрипник
Із майбутньої книгиВасиль Кузан
Доторкнутися до кумираЄвген Баль
Азовські сомикиЄвген Баль
Меридіани штурмана БаркаЄвген Баль
З книжки «Глінтвейн дорогою на Говерлу»Василь Карп’юк
Нічні голосиОлег Янченко
Майже елегія. Зі збірки «Елегії острова Патмос»Олег Короташ
Моя Венеція. Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
Політ над містом. Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
"найрідніша цей зачумлений вигуком вірш..." Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
Елегія Маяковському. Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
Блюз біженців. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Елегія зла. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
«– А давайте надамо німому слово, –». Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Денний чай у Лондоні. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
dasein. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Пластика. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Це твоя п’єса, мабуть... Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
творити мовчання. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Сієста. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
ВтечаГанна Заворотна
Постійність пам’ятіІрина Ликович
ЧічкаМихайло Трайста
Поле крові. Іловайськ. Фрагмент роману «Трьохсотлітня Голгофа. Фавор»Катерина Мотрич
КРИГА СТАРОЇ ПЕРЕПРАВИОлег Янченко
Зі збірки «Вірші про все і ніщо» (2017)Петро Гнида
Уривок із роману «Пісня цапів»Олег Андрішко
Завантажити

Графика Леси Синиченко.

Можно прожить долгую счастливую жизнь в большом северном городе и никогда не вдохнуть сладкий ветер Ферганы.

Можно сутками не слезать с попсовой радиоволны и ни разу не услышать голос Джона Леннона в песне Woman.

Можно прочесть тысячу книг и не заболеть буквами Чехова.

Можно болтаться между небом и землей целый век и не увидеть ничего. Абсолютно.

Ни земли, ни неба, ни мужчин, ни женщин, ни собак, ни кошек.

Прожить и не догадаться, что всё вокруг наполнено счастьем. А значит – гармонией, которую так страшно упустить. И ты будешь упускать её - каждую секунду жизни, пока, наконец, не остановишься. Просто остановишься и поглядишь по сторонам - интуитивно выбирая ракурс.

Может, отойти чуть влево? Сделать пару шагов вперед?

Да, так лучше всего. Теперь нужно достать бумагу. Карандаш. А дальше…

Что делать дальше? Нарисовать или… записать?

Как быть человеку, у которого (как у Леси Синиченко) мама - художник, а отец – журналист?

Что выбрать?

Бойкую конкретику напечатанных слов или свободу чувств, найденную карандашом и чуть-чуть размытую акварелью?

 

С самого детства Леся Синиченко пытается выбрать.

Маятник плывет влево. Леся - тонко, точно, страстно - иллюстрирует книгу талантливого украинского поэта.

Маятник отъезжает вправо – Леся печатает статьи в ведущих киевских изданиях.

Что сказать? Женщина! Непостоянная. То есть – самая настоящая.

И вот, с одной стороны - пять книжек проиллюстрировано, три персональные выставки уже состоялись и графику Леси стараются заполучить американцы и японцы… С другой стороны – интервью, обзоры, эссе - редактура крупного литературного портала в интернете…

 

Сегодня маятник качнулся влево: и перед вами двадцать пять работ Леси.

Уверенных и осторожных – одновременно. Идущих не от головы – от чувств.

Двадцать пять работ, которые объединяет такая штука, как свой собственный стиль.

Стиль – как мастерство - невозможно имитировать.

Стиль – как любовь - либо есть, либо нет.

Когда я вижу графику Леси, не хочется верить, что маятник снова утащит ее в журналистику.

 

Двадцать пять работ. «В каждом рисунке» - женщина. Да-да, в каждом! А если вы не видите ее – не важно! Она там есть.

Здесь – нагая красавица у окна, за которым город.

Тут - девушка пробегает с собакой на поводке – в красных и желтых пятнах осени.

А эта – акварельная. Такая – никем не найденная - женщина. Она - одна. Одна дома - среди смути. То ли - желаний, то ли - предчувствий.

Еще одна женщина – восточная и нежная. Веря и не веря – жмущаяся к широколицему киргизу.

Вот – танец. Она и он. Одни. Им – все равно, что вокруг.

 

Двадцать пять работ.

Двадцать пять эмоций, которые так легко услышать / увидеть.

 

Счастье - это две или три секунды, после только что отзвучавшей фразы Моцарта.

Это - пара мгновений после изящного абзаца, завершившего гениальную книгу.

Это - шум в ушах после первого поцелуя.

Две, три секунды кажется, что все хорошо. Все – как надо.

Ничего не нужно и ничто не лишнее.

 

Двадцать пять работ Леси Синиченко – на разные лады шепчут слово «женщина».

Можно столько же раз повторить слово «счастье» - эффект будет тот же.

 

Алексей САШИН

киносценарист

 

Партнери