Головна\Електронна бібліотека\Військова література

Електронна бібліотека/Військова література

Майже елегія. Зі збірки «Елегії острова Патмос»Олег Короташ
Моя Венеція. Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
Політ над містом. Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
"найрідніша цей зачумлений вигуком вірш..." Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
Елегія Маяковському. Зі збірки «Поет без імперії»Олег Короташ
Блюз біженців. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Елегія зла. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
«– А давайте надамо німому слово, –». Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Денний чай у Лондоні. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
dasein. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Пластика. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Це твоя п’єса, мабуть... Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
творити мовчання. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
Сієста. Зі збірки «Бордель для військових»Олег Короташ
ВтечаГанна Заворотна
Постійність пам’ятіІрина Ликович
ЧічкаМихайло Трайста
Поле крові. Іловайськ. Фрагмент роману «Трьохсотлітня Голгофа. Фавор»Катерина Мотрич
КРИГА СТАРОЇ ПЕРЕПРАВИОлег Янченко
Зі збірки «Вірші про все і ніщо» (2017)Петро Гнида
Уривок із роману «Пісня цапів»Олег Андрішко
ЩоденниковеОлег Янченко
Фіалки від незнайомцяЮлія Єліна
ПровинаЮлія Єліна
У полоні спогадівЮлія Єліна
Випадкова зустрічІван Корсак
Любов ЧугайстраГанна Заворотна
Київ – ЛеополісОлег Янченко
Киця-мандрівниця (цикл лімериків)Іван Лучук
Моя країна нафталінне стерво...Христина Букатчук
Нібелунги (психоделічна поема)Андрій Коваленко
Хора киця (цикл лімериків)Іван Лучук
Чоловік доньки знахаркиГанна Заворотна
Завантажити

ВЫВОДЫ ЭКСПЕРТОВ ЦЕНТРА ИССЛЕДОВАНИЙ АРМИИ, КОНВЕРСИИ И РАЗОРУЖЕНИЯ ПО ПРОБЛЕМАТИКЕ ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА УКРАИНЫ С РОССИЕЙ 

Феномен украинско-российского военно-технического сотрудничества заключается в том, что параллельно развивались два уровня военно-технического сотрудничества.

Первый условно назывался оборонно-промышленной кооперацией и предусматривал тихое поощрение обеими государствами стратегий своих оборонных заводов, всегда остававшихся в области экономики. Он, за редким исключением, обеспечивал внешние контракты России, для выполнения которых в силу исторической связи научных школ и производственных кластеров Российская Федерация вынуждена опираться на украинских поставщиков комплектующих.

Второй воспринимался как непосредственно военно-техническое сотрудничество, реализация военно-технической политики двух государств. Однако реально второй уровень существовал лишь в России, - в силу того, что Украина в течение 17 лет своей независимости не осуществляла перевооружения собственной армии. И лишь ко второй половине 2007 г., когда началось финансирование в небольших объемах первых оборонных проектов в интересах ВСУ, для Украины стал актуальным выбор партнеров в области ВТС.

С учетом этой ситуации в отношении настоящего и будущего военно-технического сотрудничества Украины с РФ эксперты ЦИАКР сделали следующие выводы.

 

1. Обзор основных проектов в области военно-технического сотрудничества и оборонно-промышленной кооперации Украины с Российской Федерацией свидетельствует о жестком в отношении Украины военно-техническом курсе России. Крайне важным для выработки реалистичной военно-технической политики Украины должно стать понимание, что такой курс соседнего государства существовал всегда, а его признаки начали открыто проявляться со второй половины 90-х годов. Не стоит полагать, что этот курс может претерпеть серьезную трансформацию в будущем.

Принимая во внимание, что военно-техническая политика РФ была сформирована задолго до начала евроатлантической интеграции Украины и озвучивания намерения вступить в НАТО, а также поступательно растущие объемы ВТС РФ с западными оборонными компаниями, можно резюмировать позицию российской стороны как целостное, четко сформированное решение. Оно направлено, во-первых, на укрепление собственного ОПК с развитием проектов с самостоятельной разработкой и производством конечной продукции в области создания стратегических вооружений и, во-вторых, максимального контроля над развитием всех остальных типов вооружений и военной техники. В отношении Украины этот курс предусматривает сближение в тех сферах, где Украина способна предложить исключительные услуги проектанта систем оружия или сложной техники двойного назначения. Преимущественно это проекты, которые сложились исторически, и значительная их часть будет аннулирована после поступательного перехода РФ на новые системы вооружений и военной техники, которые создаются без участия Украины, или с минимальным привлечением ее оборонных предприятий. Необходимо сказать, что в проектах, имеющих значительный политический акцент, участие Украины будет аннулировано.

2. Состоянием на начало 2009 года Российская Федерация имеет четыре типа военно-технических проектов, которые будут определять ее политику в будущем:

Первая группа проектов имеет стратегическое значение для РФ. В этом секторе сотрудничество всегда носило эпизодический и вынужденный со стороны РФ характер. Россия всегда была заинтересована вытеснить Украину из оборонно-промышленных проектов стратегического назначения или поступательно сократить уровень сотрудничества, начиная фактически с самого момента образования независимых государств на территории бывшего СССР.

Прежде всего, путем осваивания дублирующих производств на собственной территории и создания новых. Примерами могут служить создание и производство новой МБР «Тополь-М», создание двигателей для крылатых ракет Х-35, Х-55 и Х-59, двигателей ВК-2500 для вертолетов, газовых турбин для военных кораблей, нашлемных систем для боевых вертолетов. В некоторых случаях российская сторона идет путем покупки пакета акций предприятия, который обеспечит бесперебойные поставки стратегически важных узлов. Как в отношении предприятия «Хартрон», которое поставляет системы управления для ракет. Вместе с тем, нельзя не отметить, что российской стороной уменьшено участие украинских предприятий в комплектовании боевых самолетов, и особенно, средств ПВО. Это связано с намерением РФ избавиться от зависимости в производстве ключевых вооружений.

В настоящее время в стратегическом сегменте сохраняется определенный уровень военно-технического сотрудничества: обслуживание РВСН, участие нескольких предприятий Украины в создании боевого самолета 5-го поколения, оснащение газовыми турбинами военных кораблей и авиационными двигателями вертолетов и некоторых типов самолетов РФ.

Более того, существуют предпосылки и развития ВТС в этом сегменте - в крупных проектах, где Россия не может обойтись без Украины, и которые способны обеспечить мировое лидерство. Лучшим примером может служить проект модернизации Ан-124 «Руслан», который будет развиваться независимо от политической обстановки.

Вторая группа проектов имеет конкурентное значение. Это проекты типа Ан-70 или Ан-148, которые имеют конкурентов в лице самих российских проектов, соответственно, Ил-76МФ и Superjet 100. Тут уровень сотрудничества либо будет отсутствовать вовсе (как в проекте Ан-70, в котором, в лучшем случае, будут осуществляться поставки российских комплектующих), либо ограничиваться определенной загрузкой российских оборонных заводов. Приближается к таким проектам и производство ракетоносителя «Зенит», поставки комплектующих к которому не будут блокироваться в силу совместного участия Украины и России в проекте «Морской старт». Хотя этот же «Зенит» вытеснен из проекта «Клипер» а предпочтение отдано ракетоносителю с российской пропиской – «Союз».

Типичным примером может служить и отказ России в 2008 году поставлять скорострельные 30-мм пушки для легкой бронетехники. Что связано с конкуренцией на внешних рынках российской и украинской легкой бронетехники.

В итоге, Россия не будет поддерживать конкурентов, однако согласится с их развитием при наличии политической или коммерческой выгоды для себя.

Третью группу проектов составляет то производство российских вооружений и военной техники, где Украина поставляет важные узлы.

Эти проекты не будут прекращены ни при следовании Украины в НАТО, ни при приобретении полного членства в Альянсе. Главной причиной этого является наличие крупного портфеля заказов у российских поставщиков вооружений и военной техники третьим странам (что, в свою очередь, обусловлено ростом военных расходов в мире). Порой даже имея дублирующее производство, как например, в случае с авиационной ракетой «воздух-воздух» Р-27, РФ заказывает такую продукцию в Украине, или не препятствует прямым поставкам странам-покупателям.

Эти проекты составляют ядро военно-технического сотрудничества Украины с Российской Федерацией, и касаются, прежде всего, громадной номенклатуры авиационной техники, а также несколько меньших объемов другой номенклатуры вооружений и военной техники.

Наконец, четвертая группа состоит из проектов, которые рассматриваются Россией в качестве военно-технического рычага давления на Украину. Среди таких – модернизация боевых самолетов и средств ПВО, как и поставки комплектующих к ним. Тут действительно российской стороной взяты более активные темпы снижения сотрудничества. Проекты по модернизации средств ПВО заморожены на рубеже 2004 года, а проект модернизации МиГ-29 – в 2007 году.

В то же время, российской стороной предприняты меры для оперативного размораживания направлений – в том случае, если перед Украиной возникнет вопрос выбора будущих вооружений. При значительном количестве лоббистов в среде украинских политиков, украинской власти будет сложно выбрать нероссийскую систему вооружений при готовности, скажем, около 15 предприятий принимать участие в поставках в ВСУ систем ПВО и порядка 40 предприятий – при поставках боевой авиатехники (учебно-боевых самолетов, боевых вертолетов и боевых многофункциональных самолетов). Состоянием на начало 2009 года уровень ВТС в этом блоке невысок и основан на поддержании Россией некоторых производственных мощностей (как, например, производство комплектующих к бортовым радарам боевых самолетов), но оно может быть развернуто в любой момент.

В течение последнего десятилетия объемы военно-технического сотрудничества Украины с Россией снизились с уровня 30 – 32 % от общих объемов оружейного экспорта в период 2000 – 2002 гг. до 20 – 24 % в 2007 – 2008 гг. В цифровом измерении это составляет приблизительно $ 210 – 240 млн в начале нового века, и порядка $ 200 – 215 млн в течение последних двух лет (кажущаяся цифровая стабильность связана с поступательным ростом стоимости продукции и услуг оборонного и двойного применения в долларовом эквиваленте, а также с ростом самих объемов экспорта вооружений и военной техники Украины). В течение будущего десятилетия объемы ВТС с Россией будут поступательно снижаться до уровня 12 – 15 % от общих объемов ВТС Украины с иностранными государствами. Это будет происходить независимо от внешнеполитического курса Украины и является следствием российской военно-технической политики. В то же время, в течение будущего десятилетия объемы двустороннего военно-технического сотрудничества ни при каких обстоятельствах не опустятся ниже уровня 10 % от общих объемов украинского оружейного экспорта. В цифровом измерении по ценам 2008 года это составит не менее $ 180 млн. Такой уровень ВТС Россия будет вынуждена сохранять за счет: а) необходимости комплектовать свои экспортные версии вооружений и военной техники украинскими узлами и агрегатами; б) в силу нецелесообразности создавать дублирующие производства для тех вооружений и военной техники, которые будут выпускаться не более 7 – 10 лет; в) за счет бесспорного технологического лидерства некоторых украинских разработок (например, в создании и производстве некоторых видов головок самонаведения для высокоточных средств поражения, в ракетном, авиационном и корабельном двигателестроении и некоторых других видах ВВТ); г) за счет нахождения разработчиков некоторых видов техники на территории Украины (например, АНТК им. Антонова).

3. Нахождение Украины в положении ведомого в общем контексте двустороннего ВТС является ущербным для решения определенных задач национальной обороноспособности. Украине следует взять курс на избавление от зависимости от России в военно-технической области. Прежде всего, путем диверсификации поставок вооружений и военной техники и развития двух- и многосторонних проектов с оборонными компаниями западных государств. Украине, тем не менее, выгодно сотрудничество с РФ по тем позициям, которые сложились исторически. В то же время, есть смысл сформировать блок позиций, которые могли бы составить политический контекст ВТС. Например, использование комплекса НИТКА или обслуживание РВСН, а также некоторые другие украинские услуги, которые могли бы увязываться с определенными компромиссами РФ по модернизации вооружений и военной техники ВСУ, например, парка украинских МиГ-29, ЗРС С-300 и ЗРК «Бук-М1».

4. Украина в течение последнего десятилетия демонстрирует поступательное отставание в области развития высокотехнологической продукции военного и двойного назначения, что связано с отсутствием адекватного государственного оборонного заказа, отсутствием межведомственной координации в области закупок вооружений и военной техники и развития необходимых для решения вопросов обороноспособности систем оружия. В результате, Украина в течение долгого времени имеет смещенные приоритеты, которые не позволяли и не позволяют России видеть в сотрудничестве с Украиной возможности расширения рынка сбыта вооружений и военной техники. По уровню экономических дивидендов Украина в расчетах российских спецэкспортеров выглядит гораздо менее привлекательно, чем, к примеру, Индия. Подобная политика украинского военно-политического руководства, а вернее, отсутствие военно-технической политики государства в течение долгого периода времени привела к деградации сектора безопасности, заметно ослабила национальный ОПК, а Вооруженные силы Украины поставила в положение армий-аутсайдеров.

5. Интерес западных государств к сотрудничеству в области ВТС и развитию вооружений и военной техники является эпизодическим, однако устойчивым. Учитывая гибкость западных поставщиков, готовность идти на оффсетные сделки, лизинг, кредитование и даже перенос части производства на территорию государств-импортеров, Украина при условии расширения государственного оборонного заказа хотя бы до уровня € 500 млн ежегодно в течение будущих 5 - 7 лет была бы способна осуществить диверсификацию развития основных видов вооружения. В то же время отсутствие адекватного уровня финансирования процесса перевооружения резко снизит интерес западных оборонных компаний к Украине и оставит намерения об укреплении сектора безопасности нереализованными декларациями.

Партнери