Електронна бібліотека/Поезія

З книги «РОЗМОВИ ПРО ЖИТТЯ І МИСТЕЦТВО»Галина Пагутяк, Олександр Клименко
Душоїди та ванноматиІван Лучук
Літературна УкраїнаДмитро Лазуткін
Любов немов метелик-одноденкаДмитро Лазуткін
Лайнер ЛазуткінДмитро Лазуткін
ФБДмитро Лазуткін
УкрмоваДмитро Лазуткін
Дружина чайного плантатора. Уривок.Діна Джеффріс
ДомовикБогдан Чубко
МонологГанна Заворотна
«Її сукня» (Уривки з роману)Алла Рогашко
На розстанях долі (уривки з роману)Іван Корсак
ГойдалкаОлексій Ганзенко
АлергіяОлексій Ганзенко
Доля знахаркиГанна Заворотна
ВіршіОлександра Григорчук
«На ріках вавилонських… Кілька думок про повернення». Фрагменти з книжкиАндрій Зелінський
П´ятий пар. УривокМаксим Гах
ПоверненняГанна Заворотна
Із циклу «Загублені значення»Лілія Войтків
Осточерствілі ангелиОлексій Ганзенко
Поет і ковчегОлексій Ганзенко
«Психи двух морей». III ч.Руденко Юрій
«Психи двух морей». II ч.Руденко Юрій
«Психи двух морей». I ч.Руденко Юрій
Сучасні борделіХристина Букатчук
Афродита. Античні міфи в сучасній обробці (фрагменти)Антоніна Спірідончева
Руда Кобилиця. Зі збірки «Амазонки»Антоніна Спірідончева
ВіршіОльга Соколовська
Не хотілаОлексій Ганзенко
РозглядиниОлексій Ганзенко
Лукій вмираєОлексій Ганзенко
коли скінчиться війна ми знову вирушимо на схід...Олександр Андрієвський
Завантажити

***

Когда весной набухнут соком почки

и приготовится цвести каштан,

передадут в facebook-е по цепочке,

что расстреляли киевский Майдан…

Как дежавю, всё это было, было –

булыжники, слезоточивый газ,

и дымом прокопчённое Светило,

и в чёрных масках боевой спецназ.

И кровь, и ярлыки с телеэкрана,

и выпитый за упокой стакан…

Старуха смерть дорогой Чингисхана,

вернулась на сегодняшний Майдан.

 

***
Догорали, дымясь, БТРы,
утихала шальная пальба,
скаля зубы, бесились церберы,
к небесам возносилась мольба.
Еле слышимый голос страдальца,
рвал набатом в Луганске сады:
«Мы же все православные, братцы,
будьте ласка – ковточок воды…»
Нам бы вместе сейчас помолиться
на пороге вселенской беды…
Если кто-то попросит напиться –
Бога ради, подайте воды.

 

***

Отхожу от презентаций,

громких тостов и оваций,

постановочной игры,

передоза мишуры

и вхожу, глотнув эфир

про запас, в реальный мир.

В Укра…, Укра.., Украине,

как в хичкоковской картине.

Тянут Крым туда, сюда…

«Наш, и точка – навсегда!»

– заявил Великий Крез,

и ликует Херсонес…

Люди, люди, человеки,

поднимите Вию веки,

пусть окинет землю оком,

где всё раком или боком,

где рифмуется любовь –

только лишь со словом кровь.

Где устали «наши», «ваши»

жить веками у параши,

где назавтра поутру –

ты умрёшь и я умру… 

 

***

Варимся в одной кастрюле – север, запад, юг, восток,

контролируется пулей нефтегазовый поток.

Посмотри на карту мира, видишь, как ползёт труба?

Путь её как бы пунктиром обозначила стрельба.

Пули, пули, пули, пули – в сердце точно или лоб,

хором к небу – „Аллилуйя“ прежде, чем уложат в гроб.

А мой дом на перекрёстке интересов не моих...,

опереться на берёзки или обойтись без них?

Но берёзка только с виду романтична и чиста,

я найду под ней защиту, но умрёт моя мечта –

быть свободным, словно ветер, чем такое заменить?

Без указок и советов думать я хочу и жить.

Кто-то скажет, брось ты, парень – не берёзка, так каштан,

всё одно, тебя затянут в нефтегазовый капкан...

 

***

Вот билет на экскурсию в ад,

ненадолго, к тому же бесплатно,

но прицепом к нему автомат –

постреляй, возвращайся обратно.

Там к зарплате накинут втройне,

регулярно, раз в месяц на книжку,

как в тот раз на чеченской войне,

что сейчас-то мешает братишка?

А в натуре чего здесь терять,

не сегодня, так завтра – покойник,..

И рванёт, растуды твою мать

за баблом отставной подполковник.

 

***

Это в меня стреляли вчера,

это в тебя стреляли,

буквы выводит кончик пера

кровью по вертикали.

Буковки, буквы, где же слова,

их не найти сегодня…

Вижу на мост через реку Москва

милость нисходит Господн***

 

***

Всё и всех возлюбить это очень не просто,

крови пролито много, как тут не крути,

от убитого Авеля до холокоста,

незаметно и быстро сумели дойти…

И закончились рифмы, а тонким верлибром,

будет видимо трудно сейчас передать,

как в пичугу колибри двадцатым калибром

будут снова и снова от скуки стрелять.

Беззащитная птаха, частица природы,

ты не феникс, который воскреснет опять,

улетай в те края, где есть больше свободы,

здесь давно уже нечего больше терять…

 

***

Надрывая в диком споре глотку,

связки обязательно порвём.

топим незаметно жизни лодку,

думая, что вроде бы плывём.

Каждый грешен в шапке Мономаха,

что там лодка – гибнут корабли…

Вот опять на жертвенную плаху

молодых баранов повели.

Растоптать наш мир легко, похоже,

как пустую пачку сигарет,

если некий дядя, нехороший

кнопку вдавит, то погаснет свет.

Драму сочинил не Фридрих Шиллер,

не Антоша Чехонте, увы…

На планете шоу в стиле триллер,

но герои в нём – ни я, ни вы.

 

***

В предчувствии глобальной заварушки,

в две тысячи пятнадцатом году,

я украду прицел от главной пушки

и закопаю у себя в саду.

В таком, где мандарины и инжиры,

где соловьи поют и никогда

людей не строят строго по ранжиру

колонной, направляя в никуда.

Военачальники возьмут лопаты, кирки,

миноискатели, т.д. т.п.,

вскопают сад, сотрут до дыр ботинки,

и не найдя, объявят о ЧП.

Допрос их будет строгим однозначно –

я не раскрою маленький секрет.

Пусть будут бить и материться смачно,

но «Миру – мир», вот мой приоритет.

С улыбкой на лице такой смиренной

от Моны Лизы, Кришны и Христа…

Останусь в памяти у всей вселенной

за тот прицел, зарытый у куста.



Партнери